«Матушка моя в хлеву», история о призраке из Исландии

Одна из самых популярных историй о призраках из Исландии

Эта быличка, без сомнения, один из самых известных исландских фольклорных текстов о призраках. (Широкой известностью пользуется песенка, которая в современной исландской культуре почти полностью оторвалась от своего изначального контекста и часто исполняется в различных аранжировках хорами, ансамблями народной песни и фолк группами.) При всём том «Матушка моя в хлеву!» не типичный пример быличек о призраках, а скорее исключение.

 

Обычно призраки приходят к своим обидчикам или убийцам с упрёками (ср. далее текст «Я творила бы квашню…») или с намерением мстить. (Тексты, где призрак приходит, чтобы поблагодарить человека за хорошее отношение к нему, встречаются реже.) А в этой быличке младенец является загубившей его матери не для мести, а для того, чтобы утешить её в горе, и даже предлагает посильную помощь. Тем не менее реакция матери на его появление такова, как если бы её настигло возмездие: она пугается и сходит с ума.
В других вариантах этой былички, тоже помещённых в сборнике Йоуна Ауртнасона, в поведении ребенка призрака нет такой однозначной доброты к матери: в одном случае он в песенке предлагает ей свою «кроваво красную рубашку» (то есть намекает на насильственную смерть), в другом – кидает эту рубашку ей в лицо.

До второй половины XIX века описанная здесь ситуация действительно не была чем то из ряда вон выходящим. Работницы и батрачки на хуторах обычно не получали за свой труд никакого вознаграждения (работникам платили в год сумму, равную стоимости одной коровы), и экономическое положение редко позволяло им заключить законный брак, поэтому значительная часть населения страны была обречена либо растить детей, считающихся незаконными, либо поступать с ними описанным здесь образом.

«Матушка моя в хлеву!»
(Jón Árnason, 1956–1961, I)
На одном хуторе была работница. Она родила тайком и вынесла ребёнка на пустошь умирать: такое в нашей стране случалось сплошь и рядом, когда за рождение внебрачных детей полагалась епитимия, штраф или даже смертная казнь. А после этого как то раз устраивались игрища под названием викиваки, которые раньше повсеместно проводились в нашей стране, и эту самую девушку пригласили на танцы. Но поскольку она была небогата, у неё не было нарядов, подходящих для таких празднеств, какими в старину были викиваки, а наряжаться она любила, – и из за этого ей приходилось сидеть дома, а это было ей не в радость. Однажды, пока проходили танцы, эта девушка доила овец в загоне вместе с ещё одной женщиной. Она стала жаловаться другой доярке, что ей не в чем пойти на викиваки. Но едва она вымолвила слово, как обе услышали из под стены загона такую песенку:

Матушка моя в хлеву!
Не тужи, не тужи,
Дам тебе свою рубашку,
Дам рубашку,
В ней пляши.

Батрачка, которая вынесла на пустошь своего ребёнка, поняла, что обращаются к ней. Услышав песенку, она так напугалась, что повредилась в уме до конца жизни.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.