Лун ма, лошадь-дракон из Китая

нецке

Среди многочисленных стихийных духов в Китае есть один весьма странный дракон. Точнее лошадь-дракон. Существо это родом из водной стихии. Народная фантазия в глубокой древности соединила два существа из разных стихий. Ведь в архаике дракон принадлежал земле, а на конях разъезжали небесные духи. В мировой мифологии не первый случай. Ещё и лошадь, и дракон пишутся одним иероглифом, поэтому в русском языке имеются варианты, как дракон-лошадь, так и дракон-конь. Посмотрим, что же говорят легенды об удивительном существе.

В книге Ли–цзи сказано: «(Река) Хо выслала вперед лошадь с картой (на спине)». Это была «Карта Реки», по модели которой Фу―Си сконструировал восемь гуа, пентаграмм для гадания. Однако, это – не карта в нашем понимании этого слова. Так называется схема «магического креста», известная в китайской арифмо-семиотике под названием хэ ту («Чертеж [из реки] Хэ»). Упоминания о ней встречаются в литературе эпохи Борющихся царств» («Шу цзин”, “Си цы чжуань» и др.).

 

В раннеханьское время появляется легенда, согласно которой Фуси увидел хэ ту на боку «дракона-лошади» (лун ма), появившегося из реки Хуанхэ. Схема хэ ту, составленная из связанных кружков, как она известна в настоящее время, представлена в трактате Чжу Си (12 в.) «Чжоу и бэнь и» («Основной смысл чжоуских перемен»). Светлые и темные кружки в «магическом кресте» обозначают нечетные и четные числа, которые располагаются по сторонам света согласно корреляциям со стихиями. Хэ ту использовался в качестве универсальных методологических матриц для представления любых понятийно-образных категорий китайской философии и науки, но прежде всего символов и чисел «Чясоу а».

 

Шу–цзин упоминает эту карту среди драгоценных предметов, представленных ко двору в 1079 г. до н.э. Легге упоминает о ней во введении к И–цзин в связи с хорошо известным местом в Приложении к этому классическому труду, где говорится: «Хо выдал схему, или карту, а Ло выдал написание; святые скопировали (и то, и другое)». По одному из комментаторов к И–цзин, «вода из Хо произвела лошадь―дракона; на ее спине были волнистые волосы, похожие на карту со звездными точками. Вода из Ло произвела божественную черепаху; на ее спине были расколотые жилки, похожие на картинки– иероглифы». Эта идея, очевидно основанная на вышеприведенном отрывке из Ли–цзи, стала общим местом в позднейшее время, и Сань цай ту хуэй приводит картину такой лошади–дракона. Что касается Приложения к И–цзин, цитированного Сыма Цянем в его «Истории трех правителей», то там не упоминаются ни река, ни лошадь, но просто говорится, что Фу–си был первым, кто начертал восемь пентаграмм.

 

В Шуй ин ту дается следующее описание лошади–дракона: «Это — доброжелательная лошадь, жизненный дух речной воды. Ее высота — восемь чи, пять цунь; ее шея длинная, а тело покрыто чешуей. У ее ног — крылья, по бокам свисает шерсть. Ее крик состоит из девяти тонов, она ходит по воде и не тонет. Она появляется во времена знаменитых правителей». Это напоминает нам описание, данное Кун Аньго в его комментарии к Шу–цзин, где сказано: «Лошадь―дракон — жизненный дух Неба и Земли. В качестве существа, его форма состоит из лошадиного тела, однако у него драконья чешуя. Поэтому зовется лошадью–драконом. Его высота — восемь чи, пять цунь. У настоящей лошади―дракона по бокам крылья, и она ходит по воде и не тонет. Если на троне — святой, она выходит из середины реки Мин, неся на спине карту».

 

В Тун цзянь бянь вай цзи, где упоминается этот отрывок, говорится: «Во времена Тай Хао (т.е. Фу–си) было доброе предзнаменование, когда лошадь―дракон с картой на спине вышла из реки Хо. Поэтому при раздаче званий чиновникам он стал расставлять их с помощью дракона и называл их драконовыми чиновниками». Относительно этих титулов мы читаем в «Анналах трех правителей»: «Ему (Фу–си) был благоприятный знак от дракона; с помощью дракона он расставил чиновников и назвал их драконьими чиновниками». В Цзо–чжуань говорится о том же в отрывке с приведением титулов чиновников первых императоров. В Тай–пин юй–лань описывается лошадь–дракон, появившаяся в 741 г. и считавшаяся добрым предзнаменованием для императора. Она была покрыта синими и красными пятнами и чешуей. Ее грива напоминала драконью, а ржание походило на звуки флейты. Она могла пробегать по триста миль. Ее матерью была обычная лошадь, забеременевшая оттого, что напилась воды из реки, в которой купалась. Это совпадает с написанным в Шуй ин ту, цитированной выше, о драконьей лошади, как жизненном духе речной воды. Та же лошадь описывается следующим образом в гораздо более поздней работе: «Лошадь с драконьей чешуей, хвостом огромного змея, кудрявой шерстью, круглыми глазами и мясистой холкой». Когда император бежал из столицы на запад, эта лошадь вошла в реку, обратилась драконом и уплыла.

 

Другая лошадь–дракон, появившаяся в 622 г., имела чешуйчатое драконье тело с пятицветными пятнами и лошадиную голову с двумя белыми рогами. Во рту она держала предмет длиною в три– четыре чи. Эту лошадь видели на реке; она прошла около ста шагов по поверхности воды, оглядываясь по сторонам, а затем исчезла.

Наконец, мы может вспомнить отрывок из Ши и цзи, где мы читаем, что император Му династии Чжоу в тридцать втором году своего правления проехал по миру в повозке, которую тянули восемь крылатых лошадей–драконов.

Иногда дракона-лошадь ассоциируют с цилинем или небесной лошадью (тяньма), лошадью, потеющей кровью ханьсима (лошадь из Ферганы). Имеются спекулятивные (на мой взгляд) рассуждения о связи дракона-лошади с греческими пегасом и гиппокампом, вавилонской тиамат, изображениями лошадей докельтского населения Англии.

 

Автор: Дмитрий Иванов

 

 

 

 

современное изображение